Cовременному человеку, простому гражданину Республики Беларусь, у которого вдруг возникнет желание немного разобраться в своем историческом происхождении, сделать это очень сложно по причине недостатка простой и доступной информации, оперирующей знакомыми понятиями.

Даже если вы накупите в минских книжных магазинах несколько килограммов литературы, без хорошего исторического образования все равно не справиться с морем несистематизированной информации. Вы попросту «затонете» среди бездны дат, важных событий, среди битв, магнатских династий и сотни исторических терминов…

По правде говоря, в истории Беларуси было столько событий, столько побед и трагедий, столько взлетов и падений, что даже студентам исторических факультетов вузов приходится не единожды завалить экзамен или зачет при сдаче очередной сессии. Так что не отчаивайтесь, если путаете Люблинскую унию с Брестской, Сапегов с Радзивиллами. Давайте во всем спокойно разберемся.

Предлагаем: подготовьте свой автомобиль к пробегу километров в 400, поставьте точечку в календарике: в ближайшую субботу или воскресенье вы, возможно, вместе с друзьями отправитесь в путешествие. Друзьям можете сообщить маршрут: Мир-Щорсы-Любча-Новогрудок-озеро Свитязь.

…Итак, мы едем по единственной приличной белорусской дороге направлением на Брест. До нашей первой остановки, Мирского замка, около 100 км, приблизительно чуть больше часа пути…

…Поворот на Мир. Указатель утверждает, что от трассы до Мира 9 км. Наконец появляется огромный каменный гигант, Мирский замок, первая тема нашей беседы. Замок реставрируется. Приятно то, что за последние годы темпы реставрации значительно ускорились (видели бы вы это место еще лет пять тому назад — ужас, как все было разрушено). Сейчас можно смотреть на чудесный архитектурный памятник и не напрягать фантазию, чтобы представить, каким он был триста лет назад.

Давайте оставим машины на паркинге возле замка и подойдем к трем главным башням с его фасада.

В 1495 г. владельцами местечка Мир, с которыми связано возникновение замка, стали Ильиничи, довольно типичный белорусский шляхетский род ХVI в. Тогда было одно сословие, которое было вынуждено нести бремя войны и принимать участие в боевых действиях Великого княжества Литовского (сокращенно ВКЛ — исторический предок современных Литовской Республики и Республики Беларусь).

Крестьяне и мещане, духовенство и торговцы занимались своими непосредственными делами, а шляхетское войско защищало мирных жителей от набегов крестоносцев, московских и татарских войск. Весь ХVI и ХVII века Беларусь находилась в состоянии перманентной войны с Московией и Крымским ханством, которые стремились захватить территории ВКЛ. Ильиничи своей отвагой на войне добыли заслуженную славу и уважение самых состоятельных лиц — магнатов Радзивиллов. Войны и трудности походов очень сблизили Радзивилла, несвижского магната, с новым боевым товарищем Юрием Ильиничем, хозяином Мира.

Неизвестно почему, но, должно быть, за какие-то важные заслуги, Радзивилл решил сделать Ильиничу подарок — присвоить титул графа Святой Римской империи. Титул графа в ВКЛ юридически ничего не значил, но быть графом Римской империи для белорусского шляхтича было весьма почетно.

Ради этого в Германии Радзивилл встречается с императором Карлом V. «Присвоить титул графа Ильиничам — нет проблем, почему бы не сделать приятное и не заручиться поддержкой самого могущественного магната ВКЛ, также графа Римской империи, Радзивилла, тем более, что меня не просят подарить этим Ильиничам кусок земли где-нибудь под Мюнхеном или Кельном. Здесь все расходы ограничатся куском пергамента и имперской печатью»,- приблизительно так думал немецкий император, ставя подпись в грамоте о присвоении графского титула.
Но рыцарские законы есть рыцарские законы, по ним и жила белорусская шляхта. Согласно тем правилам, графом мог стать только рыцарь, имеющий собственный замок.

А оборонительное нагромождение бревен в Мире ХV века, в европейском понимании, замком назвать было очень сложно. Существует такая романтичная гипотеза: начали строить замок в Мире, чтобы получить титул графа, и, наверно, Радзивиллы выделяли средства на строительство. Правая часть замка с центральной башней относится к тем временам (к. ХV-н.ХVI вв.). Они построены в стиле поздней готики. Есть еще одно предположение в вопросе возникновения замка. Его придерживаются историки-неромантики. Они утверждают, что замок строили для защиты от частых татарских набегов из Крыма в конце ХV-начала ХVI вв.

Ильиничи долго в замке не задержались. Последний Ильинич, тоже Юрий, среди бесконечных военных кампаний ХVI в. так и не нашел времени для любви. Не оставив преемника, Ильинич перед смертью по завещанию передал замок Радзивиллам. Таким образом, с конца ХVI века Радзивиллы стали, кроме князей несвижских, еще и графами в Мире… В ХVII в., когда у Радзивиллов было постоянное укрепленное родовое гнездо в Несвиже, Мирский замок магнаты использовали для балов и роскошных забав. С этой целью при Радзивиллах появилась дворцовая часть замка (левая и задняя сторона), богатый дворец со множеством комнат для гостей.

Так сложилось, что Мирский замок не имеет в своей истории героических осад и войн. А может, даже и хорошо, что в этих стенах пролито больше красного вина, чем человеческой крови?

разве это не сокровище? Мы покидаем Мир, мимо костела ХVI века, который сейчас тоже реставрируется, через центр старого местечка, известного в прошлом веке как центр торговли крадеными лошадьми, которых перепродавали цыгане, выезжаем на новогрудское направление. Но перед Новогрудком свернем в Кореличах на Щорсы, бывшее владение графов Хрептовичей.

Щорсы. Это прежнее владение графов Хрептовичей, очень древнего, известного со времен средневековья белорусского магнатского рода. Среди Хрептовичей много славных политиков и полководцев. Немало времени понадобилось бы лишь для того, чтобы перечислить те государственные посты в ВКЛ и РП (Речь Посполитая), победоносные битвы белорусских войск, возглавляемых представителями этого рода.

Когда мы находимся в Щорсах, лучше поговорить о Хрептовичах-меценатах. Поэтому, когда проедем до конца современной деревни, сразу за знаком с перечеркнутым названием «Щорсы», справа, среди старых деревьев и кустарников заметны руины магнатского дворца. Давайте подъедем к старым стенам по въездной аллее. Ничто здесь не вселяет хорошего настроения, сердце наполняется грустью и сожалением о былом: огромные замковые здания, бывшие помещичьи конюшни стоят без крыш, красный кирпич обомшел и порос деревцами — самая большая угроза архитектурным сооружениям; какая-то дохлая собака, разлагаясь, распространяет зловоние; повсюду бурьян и забытье…

А ведь было и другое время. Впервые Щорсы упомянуты в 1265 году (!!!). Это связано с основанием Лавришевского монастыря князем Войшелком в соседней со Щорсами деревне Лавришево. Затем, в 1471-м Щорсы появляются в Метрике Великого княжества Литовского как владение Хрептовичей. Хрептовичскими Щорсы были до 1939 года. В ХVII веке хозяева скупили у мелкой шляхты много соседних деревень и значительно расширили владения. Прославиться на весь мир Щорсам выпало в следующем веке, когда их владельцем был Иоахим Хрептович (1729-1812 гг.).

В конце ХVIII века по приказу Папы римского упраздняется орден иезуитов. Имущество ордена — и духовное, и материальное — на землях РП не поддавалось быстрому подсчету. Правительство Речи Посполитой решило учредить на базе бывшего иезуитского ордена так называемую Образовательную комиссию (первое в мире министерство образования). Была организована кассация ордена иезуитов (описывалась недвижимость: храмы, монастыри, фонды, библиотеки, материальные ценности). Затем часть собственности, не нужной для создания министерства, распродавалась, а деньги должны были служить созданию базы системного образования населения Речи Посполитой.

Иоахим Хрептович в то время был канцлером ВКЛ (ВКЛ, хотя и объединилось с Польшей в Люблине в 1569 г., но государственный аппарат и многие атрибуты государственной самостоятельности, в том числе войска, юридические законы, денежные системы сохранялись до раздела Речи Посполитой между Россией, Австрией и Пруссией). Хрептович имел отношение и к кассационной комиссии, продававшей иезуитские раритеты. Графу удалось скупить несколько тысяч древних книг, которые стали основой самой крупной в Беларуси библиотеки древностей в ХIХ веке. Обогатили библиотеку новыми редкими книгами и наследники Иоахима Хрептовича. В середине ХIХ века фонды библиотеки составляли свыше 15 тысяч (!) старопечатных книг и рукописей, написанных на старобелорусском, старопольском, латинском и других языках.

Щорсы стали меккой для историков всего мира, которые приезжали, чтобы поработать в библиотеке Хрептовичей. Во время гражданской войны, когда на несколько лет сюда пришли большевики, имущество Щорсов национализировали, ценная коллекция древностей и произведений искусства, в том числе и вся библиотека, вывезены в Россию, и сейчас белорусские сокровища украшают музеи и библиотеки Москвы и Петербурга. Сталин, чтобы купить тракторы и хлеб для голодающих Поволжья, продавал исторические раритеты на Запад.

Таким образом, в Англию и США попала часть щорсовского богатства… А нам остались руины, хотя дворец Хрептовичей ХVIII века был образцом архитектуры синтеза позднего барокко и раннего классицизма и был построен по проекту итальянца Дж. Сака. После второй мировой все здания дворца, конюшни, где в ХIХ веке разводились племенные породы лошадей, передали в собственность местному колхозу, он и довел бывший замок до окончательного разрушения. Властям и сейчас наплевать на какое-то там историческое наследие. Английский парк и каскадная система прудов превратились в дикий лес и болото площадью в 40 га. Осталась от Хрептовичей лишь нынешняя щорсовская православная церковь, построенная в ХVIII веке по проекту француза Я. Габриэля.

На главном фронтоне дворца Иоахим Хрептович повелел написать по-латыни многозначительные слова: «Мир и свобода». Своих крестьян Хрептовичи переводили на абсолютно новые в наших краях для ХVIII-начало ХIХ веков отношения. Здесь рождался капитализм (!). Крестьяне Хрептовича становились арендаторами земли, а все работы, которые заказывал граф, оплачивались деньгами. Крепли мелкая торговля и производство. Крестьяне в Щорсах превращались в мелких и средних арендаторов-буржуа и по сравнению с остальными были очень богатыми, а отмена крепостного права в России в 1861 году для здешних людей ничего не означала, они практически были свободными почти целый век!

Никто из стариков и сейчас не скажет плохого о «панах Хрептовичах». Когда узнаешь о том, что было, и видишь, что есть, охватывает какое-то паническое желание: хочется криком кричать, внести хоть сколько своих денег, сделать хоть что-то, только бы не дать времени окончательно стереть с земли и из памяти эти руины прошлого. Можно же начать восстанавливать, можно отстроить дворец, очистить парк, возродить коневодство, основать новую библиотеку, искать разбросанных по всему свету Хрептовичей, собирать деньги за границей.

Мы не первые и не последние в таком возрождении. Примеров утерянного наследия можно привести сотни и в Польше, и в Словакии, и в России. Возродятся Щорсы — станем намного лучше и умнее все мы, начнут приезжать туристы, свои и иностранные, платить деньги, чтобы посмотреть на эти места, а щорсовские крестьяне снова превратятся в буржуа, которые сдавали бы комнаты, владели отельчиками, продавали сувениры…

С чувствами грусти и обиды, а еще с маленькой надеждой покидаем Щорсы, графское имение, напоминающее «сонный лес» из сказки Шарля Перро. А дальше нас ждет Любча. От Щорсов это около двадцати минут езды. Любча. Чтобы найти две башни, что остались от замка в Любче, надо заехать в центр местечка, оттуда вам любой прохожий махнет рукой в сторону замка, он неподалеку, и через пару минут рев машины отзовется под сводами замковой башни. Вот вы и в Любчанском замке. Поселение известно аж с ХIII века. До конца ХV в. Любча была великим княжеским владением, с 1499 г. — Великий князь ВКЛ Александр сделал приятный подарок подскарбию (королевский казначей.- Прим. перев.) Федору Хрептовичу — подарил магнату Любчу с деревянным замком и обитателями местечка. Почти через 30 лет магнаты Гаштольды купили Любчу у Хрептовичей, а в 1547-м продали Яну Кишке. Кишки стали первыми владельцами, которые задержались здесь надолго и сделали Любчу заметным и известным городом Беларуси.

Магнаты Кишки были арианами (арианство — течение протестантизма, которое отвергает единство Святой Троицы, Христа признают простым человеком. В Беларуси в ХVI в. протестантизм был господствующей конфессией, и наши земли считались убежищем для протестантов со всей Европы). Ян Кишка, арианин, решил сделать Любчу центром арианства, при нем появился арианский сбор (молитвенный дом), типография, в Любче проходили арианские синоды. При Кишках жителям Любчи стало жить спокойнее и безопаснее, так как в 1581 г. магнат начал возводить на крутом берегу Немана каменный замок. Замок возводился в стиле поздней готики с элементами ренессанса. По очертаниям он очень похож на Мирский, и потому, побывав в Мире, можно представить, каким был Любчанский замок.

В башнях были помещения для жилья, бойницы замка приспособлены для орудийного и ружейного боя, в подземельях — склады оружия и продовольствия, винный погреб и замковая тюрьма вокруг. Не только стены и башни замка защищали наших предков в Любче — около местечка насыпали валы и бастионы, сложили каменные въездные ворота, что позволяло обороняться от артиллерии. Финансовые проблемы вынудили Кишек продать Любчу с недостроенным замком Радзивиллам, и в ХVII в. на башнях красовались радзивилловы орлы.

Окончательному завершению строительства замка помешала интервенция русского царя Алексея Михайловича в середине ХVII в. В 1655 году, после отчаянного сопротивления гарнизона замка, в Любчу ворвались казаки И.Золотаренко, а затем московские войска. Незваные гости взорвали замок и разграбили местечко. Согласно описаниям радзивилловых владений за 1813 год, на месте замка остались только две целые башни (стоят и сейчас), а остальное представляло собой горы кирпичного щебня, оставались еще два моста, соединяющие замок с местечком и фольварком. Сейчас мостов нет, и рвы, когда-то наполненные водой, частично засыпаны, частично заболочены и значительно обмелели.

В 1864 г. из замкового кирпича на фундаменте ХVI в. построили неоготический дворец, который, по воспоминаниям и описаниям современников, был очень красивым, но это сооружение не пережило первой мировой войны. Полуразрушенным дворец простоял более сорока лет и в 1947 году был приспособлен под среднюю школу, а башни превратились в свалки, залезать в которые стало довольно опасно. Сейчас в здании школы трудно рассмотреть неоготические черты за исключением углов стен, выходящих на Неман. Грустно созерцать остатки былого любчанского величия и сравнивать с неприметной современностью.

Можно только представить, как красиво смотрелся замок с Немана. Дай Бог, чтобы и Любчанский замок дождался своего воскрешения из небытия.

После Щорсов и Любчи можно прийти в отчаяние, увидев, как пропадают чудесные памятники прошлого. Чтобы немного поднялось настроение, чтобы надежда на то, что и в Беларусь мало-помалу приходит понимание необходимости восстанавливать архитектурное и историческое наследие, предлагаем из Любчи направиться в Новогородок (современное название Новогрудок — польского происхождения).

На наш взгляд, Новогрудок отличен тем, что исторический центр города сумели привести в порядок, покрасить старые домики, торговые ряды, костелы и церкви. Здесь сохранились величественные руины замка ХIII в. Этот город — родина знаменитого поэта Адама Мицкевича, но самая важная роль Новогрудка в том, что это была первая столица Великого княжества Литовского. Новогрудок принял участие во многовековой «эстафете» городов — столиц белорусского государства: Полоцк — Новогрудок-Вильня-Минск. По дороге на Новогрудок обратите внимание на окружающие пейзажи — они действительно стоят того, чтобы ими очароваться.

Новогородок (современный Новогрудок). Ваши машины уже в городе. Держитесь указателей «Центр» и через несколько крутых подъемов и спусков паркуйтесь у центральной площади. Здесь надо оставить машины, и город осматривать лучше пешком. Сначала пройдем на старое замчище, где сохранились остатки самого внушительного в Беларуси каменного замка.

XIII век. Новогрудок — столица маленького славянского княжества, земли которого тесно граничат со владениями балтского племени Литва (по мнению некоторых белорусских историков, летописная Литва находилась на северо-западной территории современной Беларуси, не надо путать древнюю Литву с современной). Как раз в этот момент Литва бурлила междоусобными конфликтами между балтскими князьями.

Многие из князей, которым не досталось и клочка земли, с остатками дружин искали убежища в соседних славянских княжествах, предлагая свой меч Полоцку, Пскову, Новогрудку… Однажды к воротам Новогрудского замка подъехало несколько усталых всадников. Вооруженные воины, одетые в звериные шкуры, сидели на низкорослых лошадках.

Одни почти держались за гривы, были очень утомлены, другие истекали кровью от свежих ран. Сразу было видно — это балты, какие-то изгнанники из литовских пущ. На вопрос часового «Кто такие?» вождь назвался Миндовгом. Через минуту ворота уже закрывались за беглым литовским князем и его спутниками. Миндовг впервые почувствовал себя в безопасности после многих дней блужданий по лесам…

Приблизительно так появился Миндовг в новогрудском замке. В тот момент перед вече Новогрудка стояла проблематичная задача провозгласить нового князя. Миндовг, совершенно нейтральное лицо, боевой соратник покойного новогрудского князя Владимира, устраивал все группировки древнего «парламента», лишь бы только он принял христианство. Тем более Миндовг мог стать мостом к захвату новых балтских земель, в частности Литвы. Условие креститься Миндовг принял без колебаний. Через какое-то время Новогрудок приветствовал своего боевого князя. Не успели княжеские дружинники проспаться после гулянки в честь нового князя, как надо седлать лошадей, точить оружие — и вперед: начался великий поход на Литву.

Для новогрудской дружины, профессиональных средневековых воинов во главе с балтом Миндовгом было совершенно несложно ворваться в Литву и навести свои порядки. Войска разных враждующих племен были плохо вооружены, не могли объединиться и оказать сопротивление. Миндовг мстил славянским оружием бывшим соперникам, Новогрудок завоевывал Литву и завоевал… Таким образом Миндовг стал первым князем нового славяно-балтского государственного образования Великого княжества Литовского.

Так родилось могущественное государство, к которому к началу XIV века мирно присоединились все старобелорусские княжества, а в XIV в. войска ВКЛ освободили от татарского ига украинские земли вместе с Киевом. В XV и XVI веках ВКЛ было одним из наиболее могущественных средневековых государств, которое в союзе с короной Польской победило в 1410 году под Грюнвальдом армию крестоносцев. ВКЛ являлось старобелорусским государством (государственный язык был белорусским) с балтской династией Великих князей. Жители ВКЛ все стали называться литвинами. Таким образом, литвины — это историческое название белорусского народа, которое просуществовало аж до XIX века.

Первой столицей ВКЛ стал Новогрудок. Затем, при князе Гедимине, столица ВКЛ была перенесена в Вильно, но и после этого в Новогрудке как в центре воеводства проводились заседания Литовского трибунала (современный конституционный суд) и шляхетские соймы (парламентские шляхетские заседания, посвященные выборам Великого князя Литовского, а позже и короля Польского)

Новогрудский замок превратился из деревянного с одной каменной башней-донжоном* в XIII веке в самый укрепленный замок Беларуси, который к XVI веку стал могущественным каменным сооружением с 7 башнями. Этот замок до появления огнестрельного оружия никто не мог взять — ни дружина галицко-волынских князей, ни крестоносцы, ни крымские татары. Только во время вышеупомянутой войны с Москвой, в 1655 г. замок был взорван и взят московскими войсками. Замок и Новогрудок были настолько разрушены и разграблены, что после победы над Московским государством сойм Речи Посполитой освободил город от налогов на 4 года. Но это не помогло возрождению новогрудского величия.

В той войне был сломан хребет белорусского государства, лучшие сыны и защитники его сложили свои головы в битвах с царскими захватчиками (после войны с Московским царством в середине XVII века население Беларуси уменьшилось вдвое), поэтому после войны, хотя и победоносной для Речи Посполитой, на Беларусь пошло польское влияние. Началась полонизация, которая к XVIII столетию сменилась русификацией…

В XIX в., когда Беларусь была в составе России, русское правительство не заботилось о ценностях не своей воинской славы. Руины замка и территория замчища превратились в городскую свалку, замковый кирпич использовали для мощения улиц. Оставались только две башни: Костельная и Щитовка. В 1906 году обвалилась половина Костельной башни, а в Первую мировую — половина Щитовки. Польские археологи укрепили остатки обеих башен в 20-х годах, и в таком виде они дождались нашего приезда, хотя по важности для белорусов Новогрудский замок подобен Пражскому граду для чехов или Вавелю для поляков, и о его восстановлении нам бы стоило подумать.

Покинем же замок и направимся в город. Из памятников архитектуры и приметных исторических мест Новогрудок сохранил: Курган Мицкевича (ул.Малый Замок, рядом с замком и памятником А.Мицкевичу). Курган насыпан в 1924-1931 годах по инициативе Мицкевичского комитета. Высота — 17 метров. В кургане находится земля, привезенная из стран, в которых жил А.Мицкевич (Польша, Литва, Россия, Франция, Швейцария, Турция и др.). У подножия кургана установлен памятный знак. Борисоглебская церковь (ул.Почтовая). Церковь действующая. Построена в 1519 году как православный храм на месте церкви XII в. Памятник архитектуры с элементами готики и ренессанса. С момента своего появления церковь была кафедральным собором православных, а затем греко-католических митрополитов ВКЛ.

С 1839 года, после ликвидации и запрещения правительством греко-католичества, храм снова православный. В XIX — начале ХХ века здесь находилась чудотворная икона Матери Божьей Новогрудской. Фарный костел (ул. 1 Мая). Действующий. Костел хорошо виден из замка со стороны башни, которая от него и получила название Костельная. Современный храм построен в 1712 — 1723 гг. на месте костела, основанного еще Великим князем Витовтом в конце XIV в. В этом храме состоялось бракосочетание короля Польши Ягайло с княгиней Софьей Гольшанской. Здесь же был крещен Адам Мицкевич.

В каплице костела находится саркофаг с останками 11 сестер-назаретянок, расстрелянных в 1943 г. Памятник архитектуры барокко. Михайловский костел (ул.Советская, 2). Действующий. Основан в 1624 г., построен на средства ордена доминиканцев, которые, кроме костела, возвели в Новогрудке свой монастырь и основали школу. Доминиканская школа существовала и в XIX веке, в ней получил начальное образование Адам Мицкевич. К сожалению, монастырь не сохранился. Современный вид Михайловский костел обрел после коренной перестройки в начале XVIII в. Сейчас это памятник архитектуры барокко с элементами классицизма. Николаевская церковь (ул.Гродненская, 4). Действующая. Построена в 1780 году как костел ордена францисканцев.

В 1846 г. превращен в православную церковь. Памятник архитектуры позднего барокко, в XIX в. отделан элементами псевдорусского стиля. Сейчас это соборная церковь Новогрудской епархии. Гора Миндовга (на ул.Минской). Согласно местному преданию, здесь похоронен князь Миндовг. Последние 200 лет на горе существовало христианское кладбище. Археологические исследования не подтвердили наличия княжеского захоронения. Известно, что Миндовг перед смертью отрекся от христианства и вновь стал язычником. Если Миндовга и похоронили на современной горе, то вероятно, погребение произошло через сожжение на костре, согласно языческой традиции. Вот почему память о Миндовге дошла до нас только благодаря легенде.

Мечеть (ул.Ленина, 28). Действующая. Впервые о поселении татар на Новогрудчине упоминается в документах от 1420 г. Князь Витовт позволил опальным крымским ханам с татарскими ордами селиться в Беларуси и служить ВКЛ. Татары выступили на стороне поляков и белорусов в Грюнвальдской битве 1410 г. Нынешнее здание мечети построено в 1855 г., на месте обветшавшего. С 1945 года была закрыта, возобновила свою деятельность с 1997 года. Дом А.Мицкевича. Именно этот дом в начале прошлого века получил адвокат Николай Мицкевич и переехал со всей семьей с хутора Заосье в Новогрудок. Мицкевичи были полонизированными белорусами, поэт называл себя «литвином», хотя стихи писал по-польски.

Здесь жил А.Мицкевич, учился в начальной доминиканской школе, из Новогрудка начался великий жизненный путь поэта. Обязательно посетите этот симпатичный музей, чтобы познакомиться с биографией поэта и бытом белорусской шляхты конца XVIII — начала XIX веков. Историко-краеведческий музей (ул.Гродненская, 2, около Николаевской церкви). Очень интересный музей, материалы которого отображают историю Новогрудчины с древних времен. Советуем его посетить.

Если погода не способствует длительному нахождению на улице, финал нашего путешествия можно провести в одном из ресторанчиков Новогрудка, а если небо по-прежнему ясное и тепло, давайте съездим на озеро Свитязь и там, среди мицкевичевых вековых дубов, на берегу чистого озера, можно провести конец сегодняшнего дня, устроить приятный пикник и поделиться впечатлениями от увиденного. А затем можно возвращаться в Минск.

Пока нет комментариев.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked (*).

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>