Уже несколько лет пресса Беларуси наблюдает за тем, как преображается древняя магнатская резиденция в Несвиже. Со временем тональность публикаций менялась от безнадежно-отчаянных до удивленно-оптимистических. Это стало своего рода традицией или даже обязанностью – съездить проведать старый дворец. Ну что тут, казалось бы, такого? Мало ли сейчас реставрируют?

Но не бывает такого, чтобы поездка в Несвиж не принесла несколько хотя бы маленьких, но сенсаций. Вот и сейчас, отогреваясь чаем после декабрьского ветра в микроавтобусе реставраторов, с удовольствием перебираю в памяти находки нынешней командировки…

…Археологи и реставраторы подводили итоги сезона. Для начала, прежде чем они удивят открытиями, закатываем джинсы и отважно ступаем в жирную глинистую грязь. А иначе по замковому двору сейчас не пройдешь.

– Абсолютно бесперспективный в плане находок, – лавируя в грязи, комментирует археолог Андрей Метельский, много лет «копающий» дворец и окрестности. – Во дворе совсем нет культурного слоя. Зато какую я обнаружил брусчатку под 4 слоями советского асфальта!

– Мы восстановим ее, сохранив аутентичные фрагменты, – добавляет научный руководитель реставрации архитектор Сергей Друщиц, – уникальный пример узорного мощения.

Первый пусковой комплекс – тот, который будет открыт меньше чем через год, поражает. Во-первых, роскошной «столяркой». Снаружи дубовые окна в свинцовых переплетах – как этого требуют каноны средневекового замка, зато изнутри, под кованными щеколдами и петлями, замаскирован вполне современный стеклопакет. И сухо, и тепло – на радость штукатурам, которые выводят сейчас стены «под ноль». В это непросто поверить – аврал реставрации пережила (без единого скола!) аутентичная плитка, греческий орнамент которой подбирала еще Мария де Кастелян в 70-е годы XIX столетия.

Пока мы перепрыгиваем через свалки строительного мусора и перекрикиваем рев отбойных молотков, меня окликает строитель, висящий за окном второго этажа в люльке с цементом. Просит закурить и охотно позирует.

– Давно висите?

– С утра. А в замке давно работаю. И на раскопках, теперь вот здесь.

– Платят как?

– Когда в табеле «особых отметок» нет, тогда хорошо!

Вся бригада каменщиков при этих словах взрывается смехом: «Толя, ты ж для газеты говоришь!» «Ой, не пишите только!» – конфузится рабочий.

Немного сенсаций на фоне стройки

Нынче строителей сюда возят из Барановичей на стареньком «Икарусе». Все жалуются на ранний подъем: в 5 часов уже на ногах. Но от работы не отказываются – где еще так заплатят. К тому же многие шутят, что непременно отыщут здесь легендарные магнатские клады – хорошая прибавка к зарплате.

Событие, о котором только и говорят в Несвиже, – недавно приезжали Радзивиллы, отпрыски знатного рода Мацей и Кароль из Польши. Последний раз они были тут в 1993 году на праздновании 400-летия Фарного костела. Когда увидели, как преобразился замок, какого масштаба работы здесь ведутся, не могли справиться с нахлынувшими эмоциями. И предложили со временем организовать во дворце выставку фамильных портретов из минского, варшавского собраний и из тех портретов, которые передаются в их семьях по наследству уже многие века.

– Это, конечно, лишь устное предложение, – осторожничает замдиректора музея-заповедника «Несвиж» Галина Кондратьева.

Впрочем, такая осторожность понятна: реставрация идет почти круглосуточно, а вот что после нее будет, какими экспонатами наполнят дворец – пока не ясно.

– Мы предлагаем создать научный координационный совет по музеефикации замка, – продолжает Кондратьева, – по масштабу это должно быть не менее значимое мероприятие, чем реставрация…

Впрочем, дворец, сколько бы ни говорили о его «стерильности» – все, мол, проверено и выпотрошено, – иногда еще подбрасывает сюрпризы. Для будущей своей коллекции. Так, случайной находкой, выброшенной на замковый двор, стали фрагменты доспехов из легендарного рыцарского зала. Их нашли рабочие, когда разбирали старую стропильную систему крыши. Сейчас эти фрагменты древних лат с пломбами из радзивилловского собрания – ценнейший экспонат выставки «Археология несвижской земли», которая работает в экспозиционном зале у костела.

Но самым значимым событием сезона стало открытие четырех подземных ходов. Часть из них, как известно, была обнаружена раньше, но только в этом году археолог Андрей Метельский смог открыть их полностью – от входа до выхода на крепостном валу.

– Вот эти два совсем невысокие – метр двадцать всего, – показывает дыру в крепостном валу, выложенную камнем, – полезем? Но тут только на четвереньках пройти можно, он же ведет от винного погреба! – подначивает археолог.

Я, вздохнув, собираюсь лезть.

– Да ладно, – смеется, – это технические ходы. А там, дальше, есть пешеходные, самый низкий свод – 160 сантиметров, а так – 230.

Кирпичные своды подземных ходов удивительно хорошо сохранились – единственное, что не нуждается в реставрации в 400-летнем дворце. Кстати, абсолютно сухие – ни улиток, ни лягушек здесь нет. А вот летучие мыши, как и положено любому зловещему месту, встречаются.

– Можете почувствовать себя первым туристом, – говорит Метельский. – Когда работы закончатся, будем туристов через галерею западного бастиона и подземный ход выводить на замковый двор.

Каждый год здесь что-то открывают, раскапывают, находят. Но старый дворец на загадки не оскудевает. Вот и главная сенсация еще впереди – летом следующего года начнут открывать обнаруженные недавно фрески. Датируют их XVIII веком и уже называют уникальными: это первый пример сохранившейся живописи в светских сооружениях.

Так что поживем – увидим.
Автор: Светлана ЛИЦКЕВИЧ, «СБ».

Пока нет комментариев.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked (*).

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>